Цифра недели

8,4

млрд. рублей предусмотрено на реализацию госпрограммы «Сельское хозяйство Подмосковья»

Суббота, 09 февраля 2019 23:06

Татьяна Овчаренко: Поверка газосчетчика на стенде за счет жильца – это наглая обираловка монополиста! В тариф за газ входит всё – вплоть до спецодежды газовщика

 

Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ в гостях у ОТРажение

Александр Денисов: Каждый из нас раз в четыре года проводит такой ритуал под названием «поверка счетчика». Звонишь в компанию, приезжает работник, смотрит на твой счетчик, берет с тебя 2–3 тысячи, оставляет бумажку – мол, все в порядке.

Оксана Галькевич: Вы знаете, в Росстандарте в связи с этим предложили освободить нас с вами от проведения такого ритуала – как это назвал глава ведомства, «от поверочного рабства». Обязанности по поверке счетчиков предлагают возложить на сами обслуживающие компании. Нужно будет только пустить к себе в квартиру их сотрудников.

Александр Денисов: Ну, эту, а также другие темы, связанные с жилищно-коммунальным хозяйством обсудим с Татьяной Иосифовной Овчаренко, руководителем «Школы активного горожанина», экспертом в сфере ЖКХ.

Татьяна Иосифовна, у меня сразу вопрос возник. Вот нас освободят. А это бесплатно будет? То есть они будут к нам приходить и бесплатно смотреть?

Татьяна Овчаренко: По идее – да. Но вообще я как-то ехала и думала: счетчики наши, поверка их.

Александр Денисов: Да, это же им надо, а не нам.

Татьяна Овчаренко: Вообще-то, им, да. Ну, тогда они должны включать это в свои накладные расходы.

Александр Денисов: Вот глава Росстандарта что-то про это никак не сказал.

Татьяна Овчаренко: Вообще там вопрос: кто кому и сколько платит?

Александр Денисов: Кто что должен.

Татьяна Овчаренко: Обойден как-то очень изящно, да.

Александр Денисов: Предусмотрительно – можно даже так сказать.

Татьяна Овчаренко: Да.

Александр Денисов: Вот эта инициатива – как вы ее расцениваете? По-моему, уже давно пора было это ввести.

Татьяна Овчаренко: Я? Очень положительно. Особенно в свете мошенничеств, которые вокруг этого были разведены. Более чем. И потом, действительно, по логике – ну, чей интерес? Интерес поставщика. Следовательно, он и должен контролировать граждан.

Оксана Галькевич: То есть на нас возложили ответственность установки этих счетчиков и финансовую ответственность, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Оксана Галькевич: Ну, хотя бы от поверки нас освободили.

Татьяна Овчаренко: Тем более что граждане проверку и поверку упорно путают.

Оксана Галькевич: А давайте объясним разницу.

Татьяна Овчаренко: Ну, поверка – в соответствии с законом «О технических измерениях» проверяется точность измерений самим прибором.

Александр Денисов: Исправность аппарата.

Татьяна Овчаренко: То есть правильно ли он… В пределах плюс-минус 5%. У них там всякие есть… А вот проверка – это те ли данные вы передали управляющей или ресурсной организации, и поэтому это вопрос ресурсников. Их прежде всего должна вот эта часть волновать.

Оксана Галькевич: Друзья, уважаемые телезрители, я призываю вас звонить и писать нам в прямой эфир. Это наша рубрика «ЖКХ по-нашему». Если у вас есть вопросы нашему постоянному эксперту Татьяне Иосифовне Овчаренко – звоните, пожалуйста. Мы в прямом эфире, телефон у вас на экране. Или пишите нам на SMS-портал. Все это совершенно бесплатно.

Александр Денисов: Вот эту новость я стал смотреть. Как комментируют в коммунальных компаниях? Они, кстати, негативно стали отзываться, говорят, мол: «Люди и так себе в квартиры не впускают. Они нас не пустят». Я подумал: это какая-то чепуха, потому что за деньги-то мы к себе приглашаем специалиста, а тут бесплатно приходит. «Заходи, дорогой! Делай проверку, точнее, поверку».

Татьяна Овчаренко: Я думаю, что их возмущение основано на совершенно другом. Сначала были только те компании, которые умели пилить лобзиком пилу… трубу. Почему-то эта простейшая операция была отдана на откуп своим. Потом, когда это прекратили, появились эти самые истории: «У вас поверка. Все пора менять! Срок истек».

Александр Денисов: Вводили в заблуждение.

Татьяна Овчаренко: Да.

Александр Денисов: Мы покупали новое.

Татьяна Овчаренко: Новое. Хотя совершенно…

Александр Денисов: Это не нужно.

Татьяна Овчаренко: Это просто смешно, да. Потом, недавно новая волна мошенничества. Вот я сама попала. Звонит женщина и суровым тоном сообщает мне: «Прием данных по телефону будет прекращен, потому что будут новые импульсные счетчики. Поэтому, будьте любезны, к вам явится, оплатите счетчик». Ну, я вежливо поинтересовалась насчет того, а кто меня спросил вообще. Я сразу поняла, в чем дело. «А где мое согласие на этот самый импульсный счетчик? И вообще о чем разговор?» И она немедленно повесила трубку. То есть это новое мошенничество. Естественно, никакие проверки ресурсниками их не могут радовать, потому что исчезает слой посредников полностью.

Оксана Галькевич: Нам тут телезрители пишут: «Ну хорошо, поверки, проверки. А где управляющая компания?» Как управляющая компания будет договариваться с жильцами о выделении определенного времени, какого-то дня для визитов специалистов?

Татьяна Овчаренко: Боже мой, вообще…

Оксана Галькевич: Ну, сложно же бывает в рамках многоквартирного дома, вы же знаете, даже простые задачи какие-то решить.

Татьяна Овчаренко: Понимаете, у нас «управляйки» вернулись к старым советским методам работы: в 5 вечера уже никого нет. Между тем, все эти сервисные службы многоквартирных домов должны работать в две и в три смены.

Александр Денисов: Всякое может случиться ведь.

Татьяна Овчаренко: Включая субботу и воскресенье. И поэтому основные осмотры во всем мире проводят в выходные и предвыходные дни, за исключением лета. Ну, во Франции все хором уходят в отпуск, например. Там свои особенности. И поэтому как? Вот так. Будут вывешивать объявления. Это с одной стороны. А с другой стороны, те, кто не будут проходить на каком-то этапе эту самую поверку…

Александр Денисов: Повышенный тариф сразу будет включаться.

Татьяна Овчаренко: Да. Есть методы, нет никаких проблем.

Александр Денисов: Жители сами заинтересованы в этом, очевидно, чтобы не платить.

Татьяна Овчаренко: Конечно. С одной стороны, они не пускают. А с другой стороны, потрясающее ротозейство вообще в целом по трате денег на собственные коммунальные нужды. Так что…

Оксана Галькевич: Звонок из Барнаула, давайте поговорим с Зинаидой. Зинаида, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я хочу сказать, во-первых, спасибо вашему каналу за то, что мы узнаем жизнь нашей страны через ваш канал. И спасибо ведущим за терпеливое отношение к нам. Это раз.

А к вашему эксперту, к нашему эксперту по ЖКХ… С удовольствием слушаю ее! Хотелось вот такой вопрос. Во всех домах, как известно, стоит общедомовой счетчик, ну, допустим, по электроэнергии. А у нас в нашем доме существуют счетчика. Один – все квартиры подключены, жилые помещения. Ко второму подключены места общего пользования, то есть подвалы, лифты и так далее. Как заставить управляющую компанию, чтобы ОДН считали только по счетчику, по местам общего пользования? А не делали так: два счетчика складывают, потом то, что мы передаем, отнимают, и все потери по дому берут в расчет. А нам бы хотелось… Мы не можем сослаться на что-то, на какие-то нормативные документы, чтобы доказать управляющей компании, что считать надо по второму счетчику – по счетчику мест общего пользования. Спасибо вам огромное!

Александр Денисов: Спасибо вам, Зинаида.

Татьяна Овчаренко: Не вижу возможности что-либо доказать. Если в вашем доме жильцы воруют электричество, то кто будет платить? Вычет из общедомового счетчика всех остальных показаний (хоть в каждом подъезде вешайте) только уточняет расчеты. То есть перестают кататься на лифте детки. У нас же нет еще манеры персонализации платежей на самом деле. То есть в обычных странах один подъезд может платить больше, чем другой, пока не научится экономить или наоборот. Представьте себе, расчеты ведутся таким образом. У нас же сваливают все в кучу и немножко вычитают. В результате за того, кто ворует электричество, за него рассчитывается весь дом. И до тех пор, пока не будет введена эта система… Это первое. И второе – дом-то «съел» электричество. Значит, выясняйте, откуда разница.

Александр Денисов: Татьяна Иосифовна, а бывает еще такой нюанс. Ведь зрительница упомянула и подвал. А в подвалах очень любят сдавать помещения всяким фирмам и так далее. Бывает даже, знаете, я обращал внимание: вот стоит дом, из него идут провода. Я думаю: дом подключен, а от дома-то куда идет? И обратил внимание. Какой-то магазинчик, значит, на него заведено, на другой магазин. И я думаю: а за это-то платят все люди, которые живут в доме. А с этим как разбираться?

Татьяна Овчаренко: Ну, магазинчик – это еще счастье. У нас рядом стройку питал соседний корпус.

Александр Денисов: О!

Татьяна Овчаренко: Представляете расход?

Оксана Галькевич: А еще, знаете, майнят, вот эта криптовалюта, тоже энергоемкий процесс.

Татьяна Овчаренко: Да, она как раз энергоемкая. Я долгое время наивно думала…

Александр Денисов: Обычно в подвалах любят этим заниматься.

Татьяна Овчаренко: Я думала, что это что-то элементарное. А когда узнала, какие объемы электроэнергии они потребляют, я была совершенно потрясена.

Александр Денисов: Они не потребляют, они жрут, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Какой ужас! Так вот, я должна сказать, что да, вот эти подключения незаконные – они сплошь за счет жильцов. Только в тех случаях, когда есть договора аренды, ну, подвал сдают подо что-то…

Александр Денисов: А договора с кем? С ТСЖ? Или с кем?

Татьяна Овчаренко: С согласия жильцов это должно быть с управляющей организацией, если в договоре управления сказано, что ей разрешается заключать. Так вот, эти деньги идут на погашение платежей дома. В отличие от того, что их обычно сваливают в кучу. «Там дом плохой, живут пьяницы, не платят. Мы ваши денежки туда отдадим…» Это вообще вот так. Пока будут «общие котлы», будет вот это безобразие. Только по договорам и только на погашение коммунальных платежей жильцов.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, сейчас примем звонок. Просто очень много сообщений, в том числе и на портале. Вот Ярославль спрашивает: «А поверка может производиться только визуально?» Какой-то инструментарий, видимо, должен ли использоваться?

Татьяна Овчаренко: Обязательно. Иначе что это за поверка?

Оксана Галькевич: Ну, видимо, был опыт у людей плачевный, поэтому спрашивают.

Татьяна Овчаренко: Закон «О технических измерениях» очень просто написан, и там все описано, как это делается. Другое дело, есть такая угроза: если вы от меня будете требовать, чтобы я пришел со специальным прибором… «Мы снимем и отправим в лабораторию», – тра-та-та.

Александр Денисов: На стенд.

Татьяна Овчаренко: Остается поинтересоваться, есть ли такая лаборатория вообще в городе, сколько у нее стендов. В Москве 18 стендов на 3 миллиона квартир.

Александр Денисов: Замучаются снимать.

Татьяна Овчаренко: Да. Так что…

Александр Денисов: А вот что касается газа. Нам многие зрители звонили и рассказывали, что вот с газом как раз так и происходит. То есть ты вызываешь специалиста, он за деньги его снимает, потом отдаешь, его куда-то везут, там якобы на стенде проверяют. Хотя это опять же вопрос, есть ли вообще этот стенд. Потом тебе его выдают. И опять же платишь – тебе его ставят. Вот такая система. Ее как-то можно упростить?

Татьяна Овчаренко: Это входит в накладные расходы газопоставщика. Это обираловка, наглая обираловка монополиста. В этот самый кубометр (ну, за тысячу кубов мы платим на самом деле, норматив) входит абсолютно все.

Александр Денисов: Все заложено там?

Татьяна Овчаренко: Включая спецодежду, бумаги, лицензии и вот эту процедуру. То есть это абсолютно возмутительная практика, связанная с тем, что потребитель не знает своих прав и не требует от УФАСов (управлений Федеральной антимонопольной службы) объявить это действие незаконным.

Оксана Галькевич: Я что-то не поняла, Татьяна Иосифовна, я не поняла. То есть это незаконное действие? И вот эти ресурсники-монополисты приходят и, зная, что это незаконно, делают?

Татьяна Овчаренко: Я вам скажу…

Оксана Галькевич: Пардон, это же государственная структура приходит ко мне в дом с предложением незаконного действия? Мне еще и квитанцию за это незаконное действие? Это как?

Татьяна Овчаренко: Во-первых, она не очень государственная…

Оксана Галькевич: Нет, у меня нет в семье юриста, это понятно.

Александр Денисов: У них такое есть волшебное слово – «унитарная».

Оксана Галькевич: А у них там в департаментах?

Александр Денисов: Унитарная, это не совсем государственная.

Татьяна Овчаренко: Да, это коммерческая, с правом коммерческой работы.

Оксана Галькевич: Но они все равно нарушают закон. Я вот о чем.

Татьяна Овчаренко: Понимаете, какая несостыковка? Когда они утверждают тариф, они утверждают его у местных властей.

Александр Денисов: У региональных органов, да.

Татьяна Овчаренко: Да, у региональных. Ну, есть там предельные индексы всероссийские. Нас это не интересует. И туда вставляется либо не вставляется вот эта процедура. Две. Ну, три, в общем, на поверку. Для того чтобы у них был люфт коммерческого заработка либо голой «неучтенки», простите за жаргон. Причем какие-то безумные деньги. Я когда читаю с мест, что приходит нам, ну, это страшно слушать! А потом подумайте, кто заинтересован в точности показаний счетчика?

Александр Денисов: Только мы.

Татьяна Овчаренко: Нет, они.

Александр Денисов: Они?

Татьяна Овчаренко: Да. Но в свете того, что произошло в Кабардино-Балкарии со всяким неучтенным газом…

Александр Денисов: Сколько там миллиардов?

Татьяна Овчаренко: Тридцать?

Оксана Галькевич: Страшно становится от этих сумм.

Татьяна Овчаренко: Страшно, да. Неудивительно, что вот такие манипуляции.

Александр Денисов: Я даже подумал: как это можно было украсть?

Оксана Галькевич: Давайте звонок примем.

Татьяна Овчаренко: Это за счет предприятий, которых нет, фальшивых.

Оксана Галькевич: Валерий из Пермского края у нас на связи. Валерий, здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Зритель: Вот у меня вопросик такой – по поводу счетчиков электрических. У нас раньше счетчики в частных домах стояли внутри дома, сейчас поставили на фасадах домов, на улице, мотивируя тем, что им удобнее, показания прямо приходят к ним. Но при минус 15 градусах табло замерзает. Я как бы для себя контролирую иной раз, проверяю, сколько нагорело. Ну, не могу посмотреть. Приехал к ним, спросил – почему. Они: «Хотите – к нам приезжайте, снимайте у нас». А у нас табло замерзает. Могу ли я за свой счет купить счетчик и поставить, чтобы не замерзал, дома?

Александр Денисов: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Ну как? Всегда решение проблемы – с середины. Купить за свой счет имеете полное право электрический счетчик, даже установить имеете право сами. Но вообще это безумная идея об установке… А еще на столбах устанавливают, на расстоянии 20, 40, 50 метров от домовладения, потому что им так удобнее. Понимаете? Вот это безобразие, при котором потребитель ничего не значит, а значит удобство бригад, которые ездят и снимают показания – вот это основная причина. Ну, каким образом в стране, где минус 40, может быть счетчик на фасаде? Вот объясните мне. Надо, чтобы промышленность работала, производила новые типы, чтобы надо было заменять.

Оксана Галькевич: Чтобы счетчик был с подогревом, чтобы энергии тратилось еще больше.

Татьяна Овчаренко: С подогревом, да, точно.

Оксана Галькевич: Человека приставить к каждому счетчику и зарплату ему платить.

Татьяна Овчаренко: Это старая история, ей больше десяти лет.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, а давайте перейдем еще ко второму пункту нашей беседы…

Александр Денисов: От счетчиков.

Оксана Галькевич: До столба дошли, да. Кстати, о столбах освещения, об освещении поговорим на придомовых территориях. Тоже с этим, оказывается, много проблем.

Татьяна Овчаренко: Ну да. Смотря где какие хозяева, местные власти. В принципе, у нас придомовые территории, все расписано. Есть специальные строительные правила, в которых четко описано, что где и насколько должно быть освещено. Но самые яркие – это приподъездные вот эти площадки.

Александр Денисов: Да, даже норматив… Сколько?

Татьяна Овчаренко: Да, шесть люкс. Потом идут тротуары и дорожки пешеходные, по которым основная масса ходит, то есть такие серьезные – четыре. Потом хозплощадки всех видов – до двух люкс. Или боковые тропиночки. Ну, естественно, соответственно, подъезды. Твердо написано в строительных правилах, что освещаться должны лестничные площадки, каждая ступень и коридоры лестничных клеток. То есть этой темноты, как только ты вышел, быть не должно, ну, повернув к своей квартире. Вот есть все. Ну а отвечать, в принципе, должны управляющие организации, которые… Дворы обслуживает всякий «Моссвет», ну, условно, вот эти организации. Они с ними заключают договора о том, чтобы они эти самые безумные лампы вешали и заменяли. В Москве это оплачивает Москва, это не мы.

Оксана Галькевич: А в остальных регионах?

Татьяна Овчаренко: А вот как региональные власти решат.

Оксана Галькевич: Деньги есть – тогда берет на себя. Денег нет – тогда держитесь.

Татьяна Овчаренко: Да, тогда полная темнота во дворах, а следовательно – криминогенная ситуация, потому что народ любит шапки срывать в полной темноте.

Оксана Галькевич: Ну, это действительно вопрос безопасности. А жильцы собственно этих домов как-то поучаствовать могут? Написать запрос, обратиться к властям о субсидировании?

Татьяна Овчаренко: Ну, во-первых, могут требовать. Когда бюджет бедной станицы утверждается, значит, должны быть эти деньги. Это надо требовать коллективными письмами. Второе. Если у тебя не горит во дворе, ты имеешь полное право пожаловаться. Можешь составить акт – тогда он становится юридическим документом, если его подписало несколько жильцов, о том, что нет света и так далее. Ну вот, собственно все. Управляющая организация…

Ну, можно напрямую обратиться в администрацию с требованием и так далее. Очень часто бывает просто запущено. Улица темная, потому что никто не говорит, что погасли. Ну, прогорели лампы, или еще хуже – их украли. Да, такое тоже бывает сплошь и рядом. А раз нет сигнала, то нет и…

Оксана Галькевич: Я не знаю. Вы знаете, когда мы говорим о ЖКХ, о каких-то проблемах, у меня всегда аналогии с домашним хозяйством. Вот есть у меня дом, квартира. Вот у меня где-то лампочка не горит, что-то надо починить. И если я хозяин, если я во власти, на хозяйстве…

Александр Денисов: Хозяйка.

Оксана Галькевич: …значит, я должна бегать и смотреть: «А, лампочка перегорела. Так, надо заменить». А вы говорите «не знают». Ну, как они могут не знать? Значит, они не работают, раз они не знают, что у них лампочка перегорела, света нет во дворе?

Татьяна Овчаренко: Они просто объелись. Здесь вопрос простой. Если у вас 300 домов…

Оксана Галькевич: Ну, как это объелись? Они же жалуются, что голодают, с воды на сухой паек перебиваются.

Татьяна Овчаренко: Нет, здесь другое. Если у вас 300 домов и 100 тысяч населения, а вы один, то вы точно не будете знать. Вы только деньги с них будете собирать. Потому что для того, чтобы обслуживать такой объем, нужно иметь огромное количество бригад, а это невыгодно.

Оксана Галькевич: Значит, люди должны все равно помнить о самих себе и информировать.

Татьяна Овчаренко: Люди, да.

Оксана Галькевич: Хорошо. Вы знаете, у нас очень много звонков и вопросов по самым разным темам, которые мы сегодня так или иначе затронули. Давайте предоставим слово Свердловской области, Василию. Василий?

Зритель: Да-да, я слушаю.

Оксана Галькевич: А мы вас тоже слушаем.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Вот у меня такой вопрос. У нас многоквартирный дом, центральное отопление. Как бы решили поставить счетчики на отопление. При покупке счетчиков ни одна торговая организация не предупреждает покупателя, что срок – через пять со дня выпуска заводом-изготовителем обязательно поверка счетчика. Мы провели счетчики, а оказывается, что уже два года где-то на складах лежал. Поставили. Через три года нас заставили везти его на поверку в город Екатеринбург, за 200 километров. Привезли в конце августа, сдали счетчик. В начале октября уже включили отопление. Но раз у нас счетчик снят, у нас отопление было как бы отключено, потому что краны на улице стоят, а счетчики в комнате. Мы заплатили за поверку счетчика 3 800 рублей. Плюс два раза съездили в Екатеринбург, 2 тысячи на это улетело. Ну, сами понимаете, мы пенсионеры, для нас это нормальная затрата.

Оксана Галькевич: Да это катастрофа просто!

Татьяна Овчаренко: Если закона не знать…

Зритель: Опять через пять лет нам придется менять? Либо сейчас новые счетчики будут? И как быть?

Оксана Галькевич: Василий, давайте послушаем, что Татьяна Иосифовна скажет, у нее уже есть комментарий.

Татьяна Овчаренко: Вынуждена вам сообщить, что вы плохо читаете паспорт. Значит, не с момента, когда на заводе его опробовали, пять лет (закон читайте), а с момента установки и актирования его у конечного потребителя. Извините, вот такие термины у нас. С этого момента пять лет. А то, что он на складе куковал – так это развлечение самого счетчика. Первое.

Второе – на поверку вы вынуждены возить. Ну, требуйте, чтобы ваши товарищи с Урала наконец купили сами себе вот такие поверочные переносные стенды для поверки ваших этих самых счетчиков. Что касается того, что через пять лет. Ну, во-первых, ничего вам не могу сказать. Есть счетчики и с десятилетним сроком. Зависит от того, что вы купите. И что значит – новые счетчики? Кто вас может принудить новый счетчик купить? Изучайте свои права.

Александр Денисов: То есть тот же самый случай…

Татьяна Овчаренко: Понимаете, им приходят и говорят: «Тетка, меняй!» И они все под козырек и меняют.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, но приходят-то люди с официальными какими-то полномочиями. Меня вот это возмущает. Это как разводка на дороге, понимаете, ГИБДД, вот начинается – кто лучше закон знает. Друзья, ну вы при исполнении, вы в погонах. Или без погонов, но при исполнении.

Татьяна Овчаренко: Ну, вообще это вымогательство, честно говоря. Но за это же не наказывают…

Оксана Галькевич: Вот! Называется – вранье, введение в заблуждение.

Татьяна Овчаренко: Да, это преднамеренное…

Александр Денисов: То есть здесь тоже можно пройти поверку и счетчик не менять, даже если пять лет прошло?

Татьяна Овчаренко: Конечно. И пять, и десять…

Александр Денисов: В этом случае так же?

Татьяна Овчаренко: Более того, если 16 лет у него общий срок службы и далее… Это как с лифтами. Лифты посложнее вот этого дела. 25 лет. Если через 25 лет показывают, что он вполне работать может, то продлевается еще на 5 лет. Никто его не демонтирует.

Оксана Галькевич: Все! Татьяна Иосифовна, спасибо большое. Время, к сожалению, в прямом эфире истекло, его всегда не хватает. Татьяна Иосифовна Овчаренко, наш штатный эксперт по ЖКХ, руководитель «Школы активного горожанина», была у нас в эфире, была наша рубрика. Ну а впереди, друзья, у нас большой выпуск новостей, а после этого мы вернемся.

 

Источник:https://otr-online.ru/

Прочитано 166 раз
« Июнь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30