Цифра недели

20

% мусора всей страны захоранивается сегодня именно в Подмосковье

Глеб Юницын Личный архив Глеба Юницына

 

Совладелец компании "ЭкоСтар Технолоджи", специализирующейся на переработке отходов, Глеб Юницын поговорил с ТАСС о "Фиксиках", о "чистых" деньгах, экологической культуре и профессиональной мечте.

— Мне всегда казалось, что малый бизнес Дальнего Востока — это в первую очередь разведение устриц, трепангов, гребешков и в целом активное развитие рыбной промышленности. Не думала в таком ключе о деятельности по переработке отходов.

—  На самом деле сегодня Дальний Восток — это не только бизнес, основанный на биоресурсах (рыба, морепродукты), но и энергично развивающийся промышленный сектор. Кроме того, появление ТОРов (территория опережающего развития) в Приморском крае с начала 2016 года стало способствовать развитию инновационных и высокотехнологичных сфер бизнеса.

— Вы сами, случаем, не в ТОРе?

 

— Действительно, мы были в первой четверке инвесторов, кто получил прописку в ТОР "Надеждинская" (Приморский край). Пока у нас главное производство находится в городе Артем рядом с аэропортом Владивостока, но проектирование уже завершено, и мы приступили к этапу строительства. В ближайшее время мы планируем перенести производство в ТОР. Это будет крупнейший на Дальнем Востоке экотехнопарк по переработке отходов. Помимо этого, у нас есть свои подразделения в Южно-Сахалинске, Петропавловске-Камчатском, Хабаровске, Магадане.

— А какие виды отходов перерабатываете?

— Мы работаем с достаточно широким спектром промышленных отходов, начиная от отработанных покрышек, электрооборудования, аккумуляторов и заканчивая нефтесодержащими отходами.

— Производство работает в постоянном режиме?

— Да, так сказать, "ни дня без подвига". Вообще, в месяц мы перерабатываем порядка 50 тонн отходов, а с переездом в ТОР планируем кратно увеличить этот показатель.

— А простые люди к вам обращаются? Может, дети сдают батарейки?

— Забавно, что вы упомянули детей. В этом году был забавный случай. К нам обратился отец одного ребенка, который, как мы поняли, является фанатом детского мультсериала "Фиксики". В этом сериале рассказывается о семье Фиксиков — таких маленьких человечков, которые живут внутри техники, исправляя внутренние поломки этой самой техники. Так вот, папа сказал, что ребенок, посмотрев очередную серию, попросил не выкидывать батарейки, а сдать их на переработку.

— Видимо, ребенок оказался очень настойчивым?

— Вы знаете, да. Это случилось в Магаданской области, и отец после череды звонков принес нам в итоге батарейки на переработку.

— Многие предприниматели говорят, что к своему бизнесу относятся, как к ребенку. Помните, когда ваш бизнес начал делать первые шаги?

— Все началось с того, что в 2008 году друзья, знакомые со времен моей учебы в университете, предложили основать бизнес по переработке отходов. На тот момент такого вида бизнеса во Владивостоке не было.

—​ Сразу согласились? 

— Согласился, не раздумывая. Рынок был пустой. Это сильно мотивировало. Помимо этого, было реально интересно стать первопроходцами в этой сфере. Конечно, в первое время приходилось вести бизнес "на ощупь", но тут пан или пропал. Отмечу, что и деньги нашлись быстро — первоначальный капитал у нас составлял 300 тыс. рублей.

—​ На что он был потрачен?

— На аренду маленького кабинета, первые зарплаты. Мы сами с нуля начали готовить специалистов для нашей сферы. Сперва мы аккумулировали различные виды отходов, работая как транспортная компания, и находили переработчиков со всей России, которые принимали только крупными объемами. С первых денежных поступлений мы купили оборудование: сперва одна линия, потом вторая и так далее.

— Каким был малый и средний бизнес Владивостока образца 2008 года?

— Как правило, это были достаточно мелкие компании — речи о среднем бизнесе даже не шло. В городе в основном действовало много крупных предприятий, работающих с конца 1990-х и 2000-х годов.

—​ Я так понимаю, непросто было на таком фоне начинать работу: ни сложившегося опыта становления малого и среднего бизнеса, ни успешных примеров аналогичного вида бизнеса...

— Да, но отмечу еще раз — зато ниша была пустой. Конечно, мы с нуля преодолевали барьеры, которых до нас никто даже не видел в этом бизнесе.

— А занялись образованием, это в каком смысле?

— Большинство специалистов не знали даже таких базовых вещей, как откуда и куда сдавать отходы, а также кому нужно платить, чтобы отходы не шли только на полигоны для захоронения. Даже занялись чтением лекций по обращению с отходами на курсах повышения квалификации для инженеров-экологов предприятий и госструктур. Помимо этого, мы постоянно напоминали нашим первым потенциальным клиентам о существовании федерального закона "Об отходах производства и потребления", который обязывает юридические лица после образования отходов передавать их для утилизации лицензированным компаниям.

— Дало в итоге плоды?

— Конечно. Первыми клиентами стали такие госструктуры, как региональные пенсионные фонды, фонды социального страхования, таможенная служба.

— Неужели госструктуры так легко расставались с деньгами на отходы?

— В этом плане с государственными учреждениями работать проще. Они, как правило, все придерживаются закона. Нам не приходилось приводить дополнительные доводы. Кроме того, один из плюсов в работе с нами сегодня — это большой список наименований, по которым мы можем принимать отходы на переработку.

— А есть ли сегодня какая-то неопределенность в этой сфере, что считать отходами, а что нет?

— Да, есть такая сложность. Но планомерно вопрос решается, конечно, не так быстро, как хотелось бы.

— Когда бизнес на отходах принес чистый доход? Когда заработали свой первый миллион рублей?

— В 2009 году мы уже начали строить полноценный завод. На второй год существования бизнеса чистый миллион рублей уже был. Предвосхищая ваш следующий вопрос, отвечу: деньги потратили на усовершенствование оборудования.

— А с оборудованием какие-нибудь сложности возникают?

— Какое бы оборудование мы ни покупали — оно всегда несовершенно, его надо дорабатывать.

— А как обстоят дела с конкурентами?

— С конкурентами дружим, у нас хорошие отношения, даже обмениваемся опытом. Но есть и недобросовестные компании — с ними уже, естественно, отношения другого рода. Например, это подрядчики, которые выигрывают гостендеры по минимальной цене, но не в состоянии выполнить условия контракта на 100%. Как правило, они выполняют только часть контракта, получая часть денег, а затем пропадают.

— Какой есть выход?

— Привлечение заказчиками профессиональных экспертов как на стадии подготовки тендера, так и на стадии рассмотрения предложений самих участников.

— В целом как вы оцениваете организацию закупок для малого и среднего бизнеса? Между прочим, есть целое поручение президента РФ по ежегодному увеличению числа закупок для малых компаний.

— Я хочу отметить, что количество закупок для малого и среднего бизнеса (МСБ) реально увеличилось в разы. Это очень круто. Ну и в целом работа государства по развитию этого сектора стало намного заметней и плодотворнее.

— Есть инструменты господдержки, которые вам нравятся?

—Если совсем конкретно, то мне нравится портал Бизнес-навигатора МСП (разработала корпорация МСП). Там очень удобно собраны в одном месте все меры поддержки для малых и средних предпринимателей, включая финансовые продукты с льготными ставками для малого бизнеса. Если бы такой сервис был в 2008 году, то я уверен, что многие ошибки на пути нашего бизнеса можно было бы избежать. Но ошибки — это тоже опыт, поэтому я уже философски отношусь к этому.

— А если бы вы вернулись на десять лет назад — смогли бы заново начать с уже имеющимся опытом?

—  Вы знаете, я не считаю себя особенным. Но лучше один раз пройти тот путь, который мы прошли. Поверьте, было очень непросто. Порой это были сильные бизнес-виражи.

— Но сдаваться же никогда не хотелось?

— Нет. Но бывали моменты, когда хотелось сделать определенную паузу, остановиться и передохнуть. Но после короткой передышки всегда хотелось обратно с головой окунуться в работу.

— Если говорить о прибыли и чистой выручке, какие результаты показывал бизнес за 2010 год и за 2017 год?

— В 2010 году прибыль по компании составила порядка 14 млн рублей, а вот в 2017 году мы показали выручку уже по группе компаний в размере 200 млн рублей. Из них прибыль составила 15%.

— Этот вид бизнеса удается вести полностью легально?

— Ну, за всех не могу говорить. Мы выступаем за прозрачность, честность и открытость. Мы без вопросов показываем контрольно-надзорным органам наше оборудование, никуда не прячемся. Показываем наш конечный продукт, из которого потом, к примеру, делается резиновая поверхность для детских площадок. Нам нечего скрывать — мы улучшаем мир. И надеюсь, что наш пример будет влиять на улучшение всей нашей профессиональной сферы.

— У вас есть профессиональная мечта?

— Есть. Отходов на Дальнем Востоке нам точно хватает, а вот экологической культуры на генном уровне не заложено. Если взять Японию, то японцы с детства знают, что у них дома, в школе, на улице стоят по четыре мусорных контейнера. И в каждый контейнер складываются пластик, стекло, бумага, метал. И поверьте мне, никто не будет стараться кинуть материал в непредназначенный для этого мусорный бак. Это очень облегчает жизнь переработчикам и делает экологию лучше. Я мечтаю и верю, что увижу это России.

Беседовала Юлия Ермилова

 Источник: ТАСС
Опубликовано в Новости
Суббота, 15 апреля 2017 18:35

Как России избавиться от мусора

мусор, отходы, переработка, жкх График предоставлен компанией Frost&Sullivan

В февральском номере «НГ-энергии» редакция опубликовала статью, касающуюся проблем утилизации мусора в России. Сегодня мы продолжаем эту тему.  

Россия обладает высоким потенциалом для развития рынка обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО): изменение нормативно-правового регулирования, направленное на рост доли всех видов переработки, высокий объем и темп роста образования отходов, а также закрытие действующих полигонов создают предпосылки для структурных изменений на рынке. Согласно прогнозам международной компании Frost&Sullivan, в перспективе доминирующим методом утилизации ТКО в России станет термическая переработка на основе технологии сжигания отходов на колосниковой решетке, доказавшей свою высокую надежность и эффективность во всем мире.

Статистика потенциала 

Ежегодно в России образуется примерно  57–60 млн т твердых коммунальных отходов (ТКО), из которых около 83% поступает из сферы ЖКХ, остальные 17% – из коммерческого сектора. Несмотря на снижение численности населения России, объем образования ТКО будет расти как минимум в течение ближайших 10 лет. По оценкам Росприроднадзора, ежегодный темп роста в указанный период составит в среднем 3,4%, и в этом случае к 2025 году годовой объем ТКО превысит 70 млн т.

Рост количества ТКО объясняется увеличением удельных объемов (интенсивности) образования отходов в России. Если в 2000 году на одного человека в среднем приходилось около 220 кг ТКО в год, то к 2015 году этот показатель увеличился почти вдвое – до 400–410 кг. Таким образом, удельные объемы образования отходов в России пока ниже, чем в среднем по Европе (503 кг на человека в год), и даже чем в странах ЕС-12 (420 кг на человека в год), уровень доходов населения которых близок к российскому. К 2020 году, по нашим оценкам, каждый гражданин РФ будет производить в среднем 450–470 кг отходов в год. 

На данный момент примерно 94% объема российских ТКО подвержено захоронению на полигонах и свалках, 4% вовлекается в промышленную переработку и всего 2% перерабатывается с использованием технологий термической переработки. Столь низкий процент рационального использования ТКО связан в первую очередь с высоким износом (30–70%) или отсутствием объектов инфраструктуры (оборудованных полигонов, МПЗ, МСЗ). При этом прослеживаются значительные региональные различия в уровнях ее развития и объемах финансирования проектов в области обращения с отходами. 

На сегодняшний день на территории Российской Федерации действуют около 1,4 тыс. полигонов, 7,1 тыс. легальных и почти 17,5 тыс. несанкционированных свалок, около 280 мусороперерабатывающих предприятий и 40 объектов по термической переработке ТКО (включая предприятия, оборудованные мобильными мусоросжигательными установками). Наиболее крупные МПЗ – это Новокузнецкий перерабатывающий комплекс мощностью 200 тыс. т/год, Курский завод по переработке отходов (219 тыс. т/год) и Оренбургский завод по переработке отходов (250 тыс. т/год). Крупнейшие МСЗ расположены в Московском регионе: до недавнего времени здесь действовали три завода общей мощностью около 770 тыс. т/год. В эксплуатации в настоящее время остаются два объекта – ГУП «Спецзавод № 2» (160 тыс. т/год) и ГУП «Спецзавод № 3» (360 тыс. т/год). Завод «Эколог», оказавшийся на территории Москвы с расширением города, был закрыт осенью 2014 года, его территорию планируется рекультивировать. 

Нехватка объектов инфраструктуры увеличивает стоимость переработки и сжигания ТКО. Для сравнения: термическая переработка 1 т отходов в Москве стоит 2500 руб., а захоронение – от 800 до 1000 руб/т. Средняя по России стоимость переработки во вторсырье оценивается в 3000–4000 руб/т, захоронения с предварительной сортировкой – в 1300 руб. Переработка 1 т пластика (комплекс услуг, состоящий из дробления и грануляции) стоит примерно 10 000–15 000 руб.

Еще одна проблема заключается в отсутствии в России системы раздельного сбора ТКО, являющейся необходимым условием для осуществления их глубокой переработки. Как правило, смешанный поток отходов сортируется вручную или механизированным способом, однако уровень отбора фракций (материалов, пригодных для вторичного использования) в обоих случаях остается низким и не превышает 15% и 30% соответственно. 

4-11-2.jpg
 

Сегодня правительством РФ поставлена цель по снижению объема захоронения и увеличению уровня переработки ТКО до 40% к 2025 году. По оценкам Международной финансовой корпорации (IFC), для реализации этих планов стране потребуются масштабные инвестиции в объеме не менее 50 млрд долл., которые должны быть направлены (примерно в равных долях) на модернизацию действующих и строительство новых инфраструктурных объектов, а также развитие системы сбора и транспортировки отходов. 

Законы не дают универсального решения

Стимулировать приток инвестиций в отрасль и обеспечить стабильный поток ТКО на перерабатывающие предприятия также призван принятый в декабре 2014 года Федеральный закон № 458 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления», который предусматривает организацию раздельного сбора отходов и вводит поэтапный запрет на захоронение отходов, пригодных к вторичной переработке. Помимо этого закон содержит ряд других нововведений (принцип расширенной ответственности производителя (РОП), экологический сбор, институт региональных операторов, система долгосрочных тарифов и пр.), направленных на упорядочение и повышение эффективности системы обращения с ТКО.

Стоит отметить, что на данный момент (не только в России, но и ряде других стран) отсутствует универсальное решение, которое позволило бы экономически эффективно и максимально рационально утилизировать весь объем образующихся отходов. При выборе оптимального метода необходим комплексный подход, учитывающий все существенные параметры региона, включая морфологию, сложившуюся систему сбора и сортировки, объемы образования ТКО и их динамику, энергетический баланс в регионе, возможности по привлечению инвестиций, размер действующего тарифа на вывоз и переработку ТКО и т.д.

Согласно последним исследованиям, захоронение все еще остается наиболее распространенным методом обращения с ТКО в мире. На долю данного метода приходится более 40%, а общий объем отходов, направляемых на полигоны, превышает 500 млн т в год. В перспективе до 2020 года объемы захоронения ТКО на полигонах будут увеличиваться незначительными темпами – менее чем на 1% в год, что обусловлено дефицитом земли, отчуждаемой для организации полигонов, и ужесточением законодательства. Большинство развитых и развивающихся стран принимают программы, направленные на снижение доли захоронения в структуре методов обращения с ТКО. Во многих европейских городах, например в Цюрихе и Стокгольме, в последнее десятилетие использование полигонов было полностью прекращено. 

Рынок биологической переработки отходов

Более высокие темпы роста будет демонстрировать рынок биологической переработки ТКО – в среднем 10,5% ежегодно. К 2020 году его объем достигнет 342 млн т, или 24 млрд долл. Драйверами роста мирового рынка биологической переработки выступают страны АТР и Южной Азии, где доля органических отходов в морфологическом составе ТКО является традиционно высокой. Например, Индия планирует увеличить долю биологической переработки до 20% в общей структуре обращения с ТКО в течение следующих 10 лет, в том числе благодаря государственным субсидиям фермерам на закупку компоста из ТКО (примерно 22  долл. за тонну).

В свою очередь, Европа остается лидирующим регионом в сфере переработки отходов во вторсырье – более 23%. При этом в некоторых городах Западной Европы доля перерабатываемых ТКО приближается к 50%. Самый низкий уровень переработки в странах АТР, где фокус государственной политики направлен на увеличение объемов сжигания. Например, в Японии до 60–70% всех отходов подвергаются термической переработке. По имеющимся прогнозам, в период с 2015 по 2020 год ежегодные темпы роста мирового рынка переработки ТКО составят в среднем 13,6%, а к 2020 году объем рынка превысит 100 млрд долл. В свою очередь, объем рынка термической переработки ТКО в этот же период будет расти в среднем на 6,3% в год и к 2020 году составит 1 млрд долл.

Преимущества термопереработки

По сравнению с другими методами обращения с ТКО термическая переработка отходов обладает рядом существенных преимуществ. При ее использовании обеспечиваются наибольшая сравнительная глубина переработки (80–85%), минимизация вредных выбросов в атмосферу и сокращение объема захораниваемых отходов (50–90%). Также отсутствует риск загрязнения сточных вод и появляется возможность утилизировать большие объемы ТКО (в том числе смешанные отходы) на небольшой площади при любых погодных условиях. Как правило, наибольшая эффективность МСЗ достигается при непрерывных объемах отходов (100 000–150 000 т/год), что несколько ограничивает использование метода. К другим недостаткам следует отнести высокие первоначальные инвестиции в строительство завода (от 20 млн долл.), необходимость утилизации образующихся в результате сжигания золошлаковых отходов, а также зависимость надежности работы объекта от состава и качества поступающих ТКО.

Среди технологий термической переработки наиболее распространенными во всем мире являются прямое сжигание (на колосниковой решетке и в кипящем слое), пиролиз и газификация. Сжигание на движущейся колосниковой решетке (при температуре 850–1200 градусов) остается самой отработанной и одновременно востребованной технологией в силу возможности утилизировать большие объемы ТКО, в том числе без их предварительной подготовки. В настоящий момент в мире насчитывается более 1500 предприятий, использующих данную технологию (из них более 1000 расположено в странах АТР), примерно 400 предприятий в мире используют технологию сжигания в кипящем слое и около 100 – технологию газификации.

Сжигание на колосниковой решетке используется в России со времен СССР (заводы № 2 и № 3 в Москве) и сохраняет высокий потенциал для дальнейшего применения. Так, в последние годы отмечается постепенное снижение доли органической фракции (пищевые и отходы растительного происхождения) в структуре российских ТКО и увеличение неорганических, трудно- или не разлагаемых фракций, в том числе отходов упаковки (бумаги, пластика, стекла). Это критически важный фактор, так как при наличии значительного количества органических фракций в составе ТКО (и отсутствии возможности их предварительной сортировки) КПД сжигания значительно снижается: получение тепла становится неэффективным, также снижается объем вырабатываемой электроэнергии. 

Отметим, что практически полностью нивелировать неоднородный состав ТКО позволяет технология высокотемпературного пиролиза, однако данный способ характеризуется еще большим уровнем капитальных затрат и весьма ограниченным опытом эксплуатации (единственная в России установка пиролиза действует на Оренбургском МПЗ). В связи с этим технология сжигания на колосниковой решетке представляется более перспективной как с экономической, так и практической точек зрения. Данное предположение основано в том числе на реальных примерах из российской практики. Так, в 2015 году государственная ГК «Ростех» заключила соглашение о сотрудничестве со швейцарско-японской инжиниринговой компанией Hitachi Zosen Inova – мировым лидером в области проектирования и строительства заводов по термической переработке отходов. В рамках партнерства в Московском регионе будет построено четыре новых МСЗ, что позволит существенно увеличить объем сжигания ТКО, образуемых в Москве и области, с нынешних 6%. Выход проектов на стадию реализации запланирован на 2017 год, ввод первых мощностей – на 2019–2020 годы. Объем инвестиций в проект составит 135 млрд руб. По данным ГК «Ростех», после выхода всех заводов на полную мощность их суммарная выручка может достигнуть 104 млрд руб. в год, а налоговые поступления – 23 млрд руб. 

Для России, испытывающей острую нехватку технологий в сфере обращения с ТКО и вынужденной импортировать значительную часть необходимого оборудования, реализация данного проекта будет иметь и важное стратегическое значение. На начальном этапе степень локализации используемых технологий составит от 40 до 60% от общей суммы капитальных затрат. В дальнейшем все приобретенные компетенции и технологии позволят локализовать строительство заводов по термической переработке до 80–90%.

Автор: Борис Николаев 

Источник:http://www.ng.ru/energy/

Опубликовано в ЖКХ

Фото: [ Максим Богодвид / РИА Новости ]

Всего пять процентов отходов перерабатывается на полигонах Московской области, сообщает АГН «Москва» со ссылкой на председателя Мособлдумы Игоря Брынцалова. По его словам, сейчас в Подмосковье действует 23 полигона.

 

«Причем 11 из существующих полигонов находятся на стадии закрытия. Тогда как в 2013 году на территории Московской области действовало 39 полигонов по захоронению отходов», - рассказал председатель регионального парламента в ходе слушаний по территориальной схеме по обращению с ТБО в Подмосковье.

 

Ранее сообщалось, что в регионе в 2019 году планируется закрыть полигон в Егорьевске. Как пояснили эксперты, возможности объекта практически исчерпаны. 

 

Источник:https://mosregtoday.ru/

Опубликовано в Новости
« Ноябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30