Цифра недели

20

% мусора всей страны захоранивается сегодня именно в Подмосковье

Что даст Москве российская «мусорная реформа»

Полигон ТБО «Кучино» в подмосковной Балашихе, декабрь 2017 года

 

Госдума РФ приняла закон, обязывающий проводить общественные слушания перед тем, как решить, где именно располагать полигоны, мусоросжигательные и мусороперерабатывающие заводы, а также сортировочные станции для бытовых отходов. Парламентарии рассчитывают, что это частично решит проблему свалок, в буквальном смысле отравляющих жизнь россиянам. «Газета.Ru» выяснила, почему одного этого закона не хватит, чтобы избавиться от переполненных помоек.

«Кучино» свалило все в кучу

Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении законопроект, закрепляющий раздельный сбор мусора в России. Он, в частности, предусматривает возможность отправки определенных отходов (например, бумаги или батареек) на переработку без получения соответствующей лицензии.

 

Кроме того, теперь территориальные схемы обращения с отходами, включая расположение полигонов, мусоросжигательных и мусороперерабатывающих заводов, а также сортировочных станций, можно будет утвердить только после процедуры общественного обсуждения. Также в законе прописано, что можно делать отдельный полигон для какого-то определенного вида мусора, например, стекла, для нормальной его последующей переработки: до сих пор часто даже раздельно собранный мусор в итоге оказывался смешан, либо в мусоропроводе, либо уже непосредственно на свалке, что нивелировало саму идею.

По словам председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимира Бурматова, закон позволит снять напряжение, которое периодически возникает между региональными властями и местными жителями. Последний месяц это особенно было заметно на примере Москвы: с начала декабря жители столицы и области активно жаловались на неприятный запах в некоторых районах. 19 декабря столичная прокуратура выяснила, что виновником «многократных превышений сероводорода (более 5,00 мг/м куб при допустимых значениях максимум в размере 0,008 мг/м куб)» оказался полигон твердых бытовых отходов «Кучино», расположенный в Балашихе. Роспотребнадзор также выявил превышение ПДК сероводорода (в 25 раз) и меркаптана (1,3 ПДК).

Прокурорская проверка также выявила нарушения на мусоросжигающем заводе №4 ГУП «Экотехпром». В отношении предприятия составили протоколы «О несоблюдении экологических требований при осуществлении градостроительной деятельности и эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов». Роспотребнадзор проверил еще несколько потенциальных источников загрязнения воздуха — полигоны «Некрасовка», «Саларьево», Курьяновские и Люберецкие очистные сооружения, но объективных причин загрязнения воздуха так и не выявил.

Бывший замглавы Росприроднадзора Олег Митволь заявил «Газете.Ru», что «тухлая капуста», которую в декабре учуяли москвичи, на самом деле является запахом так называемого концентрата-фильтрата. «Он появляется после того, как свалочные воды прогоняют через фильтры. Этот концентрат необходимо утилизировать на специализированных полигонах третьего класса, которых в московском регионе вообще нет. В итоге этот концентрат попадает на открытые и закрытые свалки»,— сообщил он.

 
 

Чужая свалка

По данным Росприроднадзора, в Москве и области ежегодно образуется 7 млн тонн твердых бытовых отходов. При этом, отмечает экс-замглава ведомства Олег Митволь, на легальных свалках сегодня размещается только 3-4 млн тонн отходов. Весь мусор москвичей свозится на полигоны, расположенные в Подмосковье — на один «Кучино» до его закрытия свозилась четверть всего московского мусора.

Жители близлежащих к свалкам населенных пунктов постоянно жалуются на экологическую обстановку. Так, летом 2017 года в Подмосковье прошел ряд «мусорных бунтов» с требованием незамедлительного закрытия подмосковных полигонов ТБО и отставки губернатора Подмосковья. Митингующие отмечали, что полигоны ТБО, которые были переполнены еще при губернаторе Борисе Громове, обещали закрыть еще несколько лет назад, когда Воробьев был исполняющим обязанности губернатора области.

В департаменте ЖКХ Москвы «Газете. Ru» сообщили, что места на столичных полигонах «на данный момент хватает». С закрытием «Кучино» в Балашихе отходы Москвы и области стали оправлять на «Торбеево» в Люберецком районе, а также на полигон бытовых отходов в Алексинском карьере (город Клин). В подмосковном Клину после возросшей нагрузки на свалку в близлежащих районах появился неприятный запах, вызвавший ряд митингов недовольных запахом и завозом «чужого» жителей.

Осенью столичные власти одобрили строительство еще одного полигона в 10 км от Троицка на месте ранее закрытого полигона. На «Малинки» планируется вывозить только инертные грунты для оздоровления территории и купирования негативного влияния на экологию. Согласно документу, площадь объекта будет расширена с 10 до почти 60 га. Мэр Москвы Сергей Собянин 19 декабря заявил, что на новом полигоне не станут «захоранивать» мусор. Он также отметил, что, закрыв полигон, город прекратил «длившуюся годами экологическую катастрофу».

 

Отделять мух от котлет

В Москве, как и во многих других городах России, не первый год пытаются внедрить альтернативную систему переработки бытовых отходов, которая подразумевает раздельный сбор, вторичную переработку и сжигание мусора. Такая практика широко применяется в европейских странах. К примеру, в Германии раздельный сбор запустили в конце 1980-х годов — тогда система регулировалась местными властями. К 1996 году власти ввели общенациональный закон, регулирующий обращение с отходами.

Мусорные баки в Европе нередко закрываются на замок, право на выброс мусора в контейнер имеют лишь жильцы определенного дома.

По средним оценкам, вывоз мусора жителям одного берлинского дома обходится в €16 тыс. в год. В общественных местах и берлинских домах располагаются пять-шесть пластмассовых контейнеров разных цветов: коричневый — для органических отходов, синий — для бумаги, желтый — для пластика и упаковки. Для стекла выделяют два отельных контейнера: в зеленый идет цветное стекло, а в такой же, но с белой полосой — бесцветное. Если же мусор не поддается сортировке, то его отправляют в черный контейнер.

Первые раздельные контейнеры в рамках эксперимента появились в Москве в 2013 году, в ЦАО. Со временем подобные контейнеры распространились по всему городу. Кроме того, в столице налажена система обращения с отработанными ртутьсодержащими отходами, добавили в департаменте ЖКХ. В еще не принятой экологической стратегии столицы говорится, что к 2030 году мусор будет чаще отправляться на вторичную переработку, а «захораниваться» его будет на 35% меньше, сообщили «Газете.Ru» в департаменте природопользования города.

Однако эти подвижки в эковопросе не приблизили Россию к идеалу. «Сегодня законодательство адаптируется к западной системе переработки и уже позволяет ее внедрять. Проблема заключается в инфраструктуре и инертности. На Западе система внедрялась десятки лет, у нас пытаются внедрить за три года», — заявил «Газете.Ru» доцент Высшей школы урбанистики им. А.А. Высоковского НИУ ВШЭ Николай Кичигин.



Он отметил, что введение новой системы переработки — постепенный, пошаговый алгоритм действий, распланированный на десятилетия. По прогнозам главы Минприроды Сергея Донского, на введение раздельного сбора мусора в стране понадобится 10-15 лет, поскольку отсутствует соответствующая инфраструктура.

Прежде всего нужны сортировочные комплексы. «Мусор можно бесконечно сортировать, однако его все равно отвезут и свалят в одну кучу. Раздельный сбор также будет сложно реализовать в условиях многоквартирной застройки. С учетом того, что у нас людям проще выкидывать все в одну кучу, сложно ожидать, что все перестроятся», — заявил он. Специалист НИУ ВШЭ подчеркнул, что сегодня в Москве практически нет объектов, которые бы сортировали мусор. «Мусоросжигательные вроде как есть, но отдельные крупные сортировочные объекты мне не известны», — рассказал Николай Кичигин. По его мнению, строительство мусоросжигательных заводов в столице всегда сопровождалось сильной критикой со стороны общественности. «Немецкие специалисты, с которыми я общался, заявили, что не видят в мусоросжигании криминала.

Действительно, в Европе значительный объем мусора сжигается. Так как у них нет свободной территории для его хранения, они вынуждены сжигать около 50% мусора. Однако перед самим сжиганием мусор тщательно сортируют — у нас этого не хватает. Они отбирают батарейки, ртутные лампы — те отходы, которые при сжигании выделяют самые большие канцерогены», — сообщил доцент НИУ ВШЭ. Кроме того, подчеркнул специалист, важно соблюдать технические регламенты заводов — вовремя менять фильтры, следить за их состоянием.

«Наши чиновники удивляются, что в Вене или Лондоне мусоросжигательные заводы располагаются в центре города. Это действительно так, но для такого результата нужно не просто их поставить, но и выполнить массу предварительных шагов. В России об этом забывают, а потом жалуются, почему у нас не получается», — считает эксперт.

Более того, убежден Кичигин, должна вестись серьезная разъяснительная работа. «Людям ничего не рассказывают, мы можем узнать о зарубежном опыте максимум из интервью. Поэтому когда люди слышат слово «мусоросжигательный завод», у них возникает отрицательная реакция. Однако в этом не будет большой проблемы, если подходить ответственно и осторожно», — сказал специалист.

Экс-замглавы Росприроднадзора Олег Митволь считает, что нежелание властей расширять систему переработки мусора объясняется дороговизной процесса. «Мусоросжигательные и перерабатывающие заводы — они все дорогие, и содержать их тоже дорого. Зачем внедрять дорогой процесс, если можно просто складировать мусор. Чиновники этот процесс просто не стимулируют. А какой смысл, если у них никто не спрашивает, куда делся мусор. Деньги заплатили, а дальше — куда хотите. Компания взяла деньги за вывоз концентрата, а никто не проверит, куда она его дела», — сообщил Олег Митволь.

Обращаться в международные инстанции по этому поводу можно, но все это закончится штрафом или компенсацией — люди не перестанут дышать загрязненным воздухом, говорит эксперт НИУ ВШЭ. «Однако важно понимать, что мы все дышим одним загрязненным воздухом — в том числе наши руководители. У них нет другого воздуха. Поэтому была такая реакция на запах протухшей капусты 8 декабря. То же самое с пожарами 2010 года, когда были приняты оперативные и жесткие меры, ведь все дышали. Воздух один, вне зависимости от уровня дохода и статуса человека. Нельзя создать отдельный микроклимат и как-то оградиться», — убежден Кичигин.

 

Автор: Яков Лысенко

 

 

Опубликовано в Новости

 

 

В Подмосковье прошли слушания о судьбе проекта «Чистая страна»

 

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ  

 

  

Большинство участников публичных слушаний вчера высказались против строительства в Воскресенском районе (Московская область) мусоросжигательной теплоэлектростанции (ТЭС). Всего в рамках проекта «Чистая страна» до 2025 года в Подмосковье предусмотрено строительство четырех таких ТЭС. Местные жители, заручившись данными независимых исследований, раскритиковали проект, сославшись на то, что разработчики не провели даже обязательных расчетов рисков здоровью населения из-за вредных веществ, образующихся в процессе мусоросжигания.


В подмосковной деревне Свистягино продемонстрировать свое отношение к проекту «Чистая страна» собралось несколько сотен человек. Строительство четырех мусоросжигательных теплоэлектростанций в Московской области и одной в Татарстане, напомним, предусмотрено приоритетным проектом, на который планируется потратить 243,4 млрд руб. до 2025 года. Предполагается, что 50% вложенных инвестиций будет возвращено за счет повышенных платежей участников оптового энергорынка, 50% — за счет потребителей. Как следует из расчетов ассоциации «НП “Совет рынка”», в 2020–2035 годах потребители заплатят за мощность мусоросжигательных ТЭС 300,7 млрд руб. В июне 2017 года операторами проекта в Подмосковье (станции «Солнечногорск», «Ногинск», «Воскресенск», «Наро-Фоминск») и Казани выбраны Альтернативная генерирующая компания-1 (АГК-1) и АГК-2, контроль над которыми имеет «РТ-Инвест». Реализация проекта идет с задержкой — по паспорту «Чистой страны» разрешение на строительство должно было быть получено 21 октября.

Конструктивного диалога между АГК-1 и жителями не получилось. «Жители категорично настроены,— пояснил “Ъ” один из лидеров инициативной группы Алексей Холкин.— Мы все понимаем, что мусоросжигание — худший вариант с точки зрения воздействия на экологию из-за выбросов вредных веществ».

Напомним, 4 ноября протестующие против строительства ТЭС уже пытались перекрыть участок Новорязанского шоссе. Тогда глава муниципальной администрации Виталий Чехов назвал активистов «протестно заряженной группой людей, которая ездит по всей Московской области», говорит член инициативной группы Наталья Кутушева. Вчера на слушания, по данным организаторов, зарегистрировались 299 человек. «Тех, кто пытался пройти регистрацию после начала слушаний, уже не пускали,— пожаловалась госпожа Кутушева.— Кроме того, зал вместил только 129 человек, остальные могли наблюдать за происходящим с экранов, но слышно было далеко не все». Жители, попавшие в зал, то и дело криками с мест перебивали выступавших чиновников и представителей заказчика.

Впрочем, на слушания явились не только противники строительства мусоросжигания: на входе их встречали граждане с плакатами «Я за чистый город», «Хватит лгать», «Я голосую за МСЗ (мусоросжигательный завод.— “Ъ”)». Активисты обвинили их в «продажности» компании—разработчику проекта. В пресс-службе «РТ-Инвеста» обвинение назвали «необоснованным», обратив внимание, что основной целью слушаний было «выслушать и учесть мнения всех заинтересованных в обсуждении вопроса».

Жители передали организаторам несколько независимых экспертных заключений по драфту оценки воздействия на окружающую среду проекта завода (подготовлен ООО «Институт проектирования, экологии и гигиены», Санкт-Петербург). Так, эксперт Совета по правам человека при президенте РФ Елена Есина делает вывод: утверждение разработчика о том, что работы по строительству завода не повлекут изменений качества здоровья населения, «некорректно, поскольку не подкреплено обоснованиями — обязательные расчеты рисков здоровью отсутствуют». Также госпожа Есина обращает внимание на то, что отсутствие данных по составу сжигаемых отходов «не позволяет проверить и оценить достоверность приводимых данных по качественному и количественному составу продуктов сжигания ТКО — золы, шлака, газообразных выбросов». «Предлагаемая проектом схема очистки газов и последующий вывод — “второй этап очистки позволит избавиться от вторичных диоксинов и фуранов, органических веществ, тяжелых металлов и кислотных составляющих” — декларативны и бездоказательны, поскольку отсутствуют физико-химические и инженерно-технические расчеты и протоколы лабораторных и рабочих испытаний»,— говорится в заключении (есть у “Ъ”) председателя правления НП «Экологический союз» Семена Гордышевского.

В «РТ-Инвесте» “Ъ” заявили о безопасности проектируемых предприятий «благодаря высокотемпературному режиму и трехступенчатой очистке, которые позволяют контролировать уровень выбросов, в том числе диоксинов, на минимальном, безопасном для здоровья населения и экологии уровне».

В финале слушаний прошло голосование: 126 граждан выступили против строительства предприятия в районе. Их мнение, а также замечания экспертов должны быть учтены Росприроднадзором в ходе государственной экологической экспертизы проекта.

Ольга Никитина


 
 
 
 
Опубликовано в Новости

Граждане составят «народную карту» свалок, а с января 2017-го для «грязных» производств введут «зеленый тариф»

В год наша страна производит около 5,5 млрд т мусора. Из них, по данным экологов, перерабатывается лишь до 5%. Остальное сжигается или вывозится на мусорные полигоны, а также незаконные свалки, количество которых никто никогда не считал.

Только в Министерство экологии и природопользования Московской области в 2015 году поступило около 500 обращений по вопросу незаконных свалок. А перевозкой отходов в области занимается около 1,3 тыс. предприятий. И отследить их работу практически невозможно, поскольку машины не оснащены системами GPS. Соответственно, сваливать мусор они могут в ближайшем лесу.

Государство признало, что не в состоянии самостоятельно решить эту проблему, и глава Минприроды Сергей Донской обратился к ОНФ и другим общественным организациям за помощью.

— Нам необходима поддержка ОНФ, общественных организаций, особенно в борьбе с незаконными свалками. Очень часто можно обнаружить свалку в труднодоступных местах, — сказал министр в четверг на пресс-конференции в ТАСС. — ОНФ, на мой взгляд, вполне эффективно может в регионах отслеживать, как реализуется проект по ликвидации незаконных полигонов, незаконных свалок, как идет реализация проектов систем утилизации отходов.

Об утилизации мусора в очередной раз громко заговорили после «прямой линии», на которой Владимир Путин поручил региональным властям уделить особое внимание этой проблеме. Но решить ее вряд ли удастся без изменения законодательной базы.

В Подмосковье, по данным независимых экспертов, свозится 20% всех бытовых отходов, которые производит страна за год. Однако мусороперерабатывающие заводы, о строительстве которых говорят уже не первый год, в Московской области так и не появились.

— Сегодня нецелесообразно говорить о том, где и какие заводы или любые другие объекты, например полигоны, появятся. Федеральное законодательство обязывает нас сначала подготовить территориальную схему обращения с отходами и региональную программу. Эти фундаментальные документы определят развитие всей отрасли, — пояснил «Известиям» министр экологии и природопользования Московской области Александр Коган. — В рамках подготовки этой схемы мы сначала должны инвентаризировать все источники образования отходов, их виды и объемы, сформировать кластеры со схожими характеристиками, создать экономически целесообразную логистику перемещения отходов и дислокацию объектов переработки. Затем надо определиться с этапами развития отрасли, источниками и объемами инвестиций, целевыми показателями.

Лишь после  этого, по словам Когана, можно будет провести конкурс по отбору региональных операторов. Ну а потом представить общественности реальный план того, где, когда и какие объекты появятся.

Однако есть еще одна проблема, которая не позволяет перейти к цивилизованной переработке мусора.

— Сегодня существует серьезный конфликт — население повсеместно и категорически выступает против размещения мусороперерабатывающих предприятий вблизи их населенных пунктов, — рассказал «Известиям» губернатор Калужской области Анатолий Артамонов. — У нас, например, нет необходимости строить мусоросжигающие заводы — вполне достаточно земли, чтобы построить мусороперерабатывающие предприятия, с которых часть твердых бытовых отходов будет поступать на вторичную переработку — пластик, стекло, бумага. А часть — на топливо. У нас есть цех на цементном заводе «Лафарж», который может использовать этот мусор как топливо. Остальное — захоранивать.

И в принципе население не против строительства таких заводов. Но оно возражает по одной причине — на законодательном уровне не урегулирован один важный вопрос. У муниципальных и региональных властей отсутствует право определять ту территорию, с которой на это мусороперерабатывающее предприятие будет поступать мусор.

Как пояснил губернатор, у предпринимателя, который построит такое предприятие, есть право принимать мусор из любого региона, это не противоречит его виду деятельности. Но опасаясь наплыва большого количества этого мусора, население протестует против размещения таких предприятий. Получается замкнутый круг.

— В результате мы вынуждены отказываться от привлечения частного капитала и направлять на создание этих предприятий бюджетные средства. Хотя их и так не хватает на решение самых насущных проблем, — говорит Артамонов. — Почему бюджетные? Потому что, если это предприятие муниципальное или государственное, мы можем контролировать его деятельность и гарантировать населению, что на эти предприятия со стороны мусор не привезут. И там будут перерабатываться отходы, которые собираются в ближайшей округе.

По словам калужского губернатора, эта проблема касается абсолютно всех регионов. А отсутствие законодательной базы — единственное, что тормозит создание мусороперерабатывающих заводов.

Никакие аргументы и примеры Европы, где такие предприятия стоят в центре города и никак не вредят экологии (например, на завод в Вене поступает в год 250 тыс. т твердых бытовых отходов, а энергии, выделяемой при сжигании части мусора, хватает, чтобы отапливать 60 тыс. квартир), не в состоянии переубедить жителей.

— Для того чтобы полностью решить проблему переработки мусора только по нашей области, надо вложить не менее 5 млрд рублей. Современных заводов нет, все надо модернизировать. У нас есть полигоны, на которых захоранивают отходы. А их надо не захоранивать, а сортировать и перерабатывать. Но население категорически в штыки. Надо дать регионам или муниципальным образованиям право устанавливать, что на это предприятие поступят отходы вот с этой территории. Никакие европейские примеры на жителей не действуют, потому что у нас есть горький опыт, — говорит Анатолий Артамонов. —  Неподалеку от Малоярославца мы разместили полигон и привлекли туда частный капитал. Полигон был рассчитан на 25 лет. Он был заполнен за один год! Там ночами колонны машин шли одна за другой! Люди это видели, поэтому сейчас боятся. Они правы. Я бы на их месте вел себя точно так же.

Как рассказал «Известиям» Александр Коган, в Подмосковье уже заключен госконтракт на разработку территориальной схемы, она будет готова к 1 июля.

— Работа над региональной программой уже началась, она будет принята в сентябре. После этого будут запущены конкурсные процедуры по отбору региональных операторов. Конкурсы завершатся в конце октября-ноября. Соответственно, в декабре можно будет вернуться к вопросу о размещении предприятий по переработке отходов.

Если всё пойдет как запланировано, в Московской области будет реализована концепция «нулевого захоронения» отходов. На прошлом Петербургском международном экономическом форуме был подписан меморандум между правительством Московской области, госкорпорацией Ростех и швейцарско-японской компанией Hitachi Zosen Inova.

— Концепция должна охватить полный цикл обращения с твердыми коммунальными отходами: раздельный сбор, промышленную сортировку с извлечением ценных фракций, глубокую переработку, термическое обезвреживание «хвостов». Это позволит снизить объемы захоронения на 80%, и даже больше — если стабилизировать шлаки и использовать их в дорожном строительстве, — рассказывает Александр Коган.

После запуска программы для «грязных» производств будет введен «зеленый тариф».

— Расчет капитальных и операционных затрат на построение цепочки обращения с отходами показал, что за счет существующего коммунального тарифа сделать это невозможно, — говорит Александр Коган. — Повышать тарифные ставки тоже было бы неправильно. Но поскольку заводы термической переработки генерируют энергию и отходы относятся к возобновляемым источникам энергии, проблему инвестиций можно решить с помощью введения так называемого зеленого тарифа.

Механизм продажи «зеленой» энергии в оптовый рынок по более высокой стоимости работает во всем мире. Экологический сбор с производителей товаров, самостоятельно не утилизирующих упаковку, в Подмосковье будет частично запущен уже с 1 января 2017 года. По словам областного министра экологии, «плата за негативное воздействие на окружающую среду тоже должна стать источником инвестиций для  реформирования системы обращения с отходами».

Что касается сбора информации о незаконных свалках мусора, то тут власти рассчитывают на помощь общественников.

— Мы благодарны экологическим активистам, общественным организациям, которые помогают в выявлении стихийных свалок. Неравнодушным гражданам мы предоставляем больше полномочий, обучая и предоставляя статус общественных экологических инспекторов. Но и сами не сидим сложа руки, проводя регулярные рейды по выявлению нарушений экологического законодательства, — говорит Коган.

А глава Минприроды рассказал, что сейчас создается «народная карта» свалок. В тестовом режиме уже работает электронная информационная система «Наша природа».

— Там любой зарегистрированный пользователь может оставить информацию о несанкционированной свалке, — сказал Донской. — И это поможет Минприроды в борьбе с незаконными мусорными полигонами.

Сейчас пользователи сайта могут отмечать расположение свалок на карте, а также добавлять описания и комментарии. Планируется, что функционал портала будет расширен, и граждане смогут оставлять сообщения о незаконных рубках, загрязнении водных объектов и других нарушениях природоохранного законодательства.

Источник: http://izvestia.ru/news/

Опубликовано в Новости
« Февраль 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28